Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Новости

Верховный суд заявил: у чиновников не всегда есть право трогать гаражи граждан

Очень неожиданные решения принял Верховный суд, рассмотрев этим летом практически подряд два дела о частных гаражах граждан.

Известно, что власти garaz600_defaultбольших и малых городов уже несколько лет воюют с гаражами и в большинстве случаев воюют успешно. Схема этих «гаражных» битв примитивна — чиновники объявляют автовладельцам, что частный гараж мешает их планам и поэтому гараж будет убран. Как правило, уничтожаются гаражи по решениям местных судов, которые в абсолютном большинстве встают на сторону чиновников.

Но судя по последним решениям Верховного суда, «гаражные» приговоры местных судов далеко не всегда безупречны и вынесены на основании закона. Важность двух этих вердиктов том, что Судебная коллегия по гражданским делам разъяснила — когда и при каких обстоятельствах гаражи граждан трогать нельзя и почему отдельные судебные решения, вынесенные местными судами, нарушают права автовладельцев.

Итак, префектура обратилась в Гагаринский суд столицы с иском о сносе гаража гражданки Грызловой.

В нем гараж назывался металлическим боксом, и у владелицы не было «оформленных в установленным порядке документов на землю». Снос гражданка должна была провести за неделю, в противном случае префектура сделает это сама, но расходы взыщет с ответчицы. Суд вынес решение в пользу чиновников.

Мосгорсуд с таким вердиктом согласился полностью. Судебная коллегия по гражданским делам заявила, что закон нарушили и районный, и городской суды.

Верховный суд начал с истории гаражного вопроса. В далеком 1975 году было решение исполкома Октябрьского района — выделить инвалиду-фронтовику Грызлову и его соседям место под строительство «в порядке исключения временных металлических боксов». По решению местных чиновников и письму районного архитектора Грызлов возвел гараж для хранения автомобиля «Запорожец», бесплатно предоставленного фронтовику государством. Ветеран умер в 1988 году, и тогда же управление соцобеспечения разрешило его дочери оставить у себя «Запорожец». Уже раритетный автомобиль еще жив и обитает там, где и был — в боксе N22.

Райсуд рассуждал так. У ответчицы нет доказательств, что она пользуется землей под гаражом законно. И нет документов, что ей разрешили построить гараж. А разрешение от 1975 года было временным. Да и давалось оно ее отцу, что не дает дочери никаких прав на землю.

На эти заявления Верховный суд ответил разъяснением порядка сноса объектов. Он прописан в нашем гражданском законодательстве. Суд напомнил, что в 2010 году совместный пленум Верховного и Высшего Арбитражного судов разбирал иски о признании права собственности на самовольную постройку. Там подчеркивалось, что отсутствие разрешения на строительство не может быть основанием для отказа в признании права собственности. И если единственный признак самовольной постройки — отсутствие разрешения на строительство или акта ввода в эксплуатацию, то постройку надо признать. При условии, что она не нарушает строительные нормы и не угрожает жизни окружающих. А гараж у фронтовика в 1975 году появился законно. Нынешние суды, ни районный, ни городской не заикнулись, а какие нормы при строительстве гаража были нарушены.

Суды не назвали нормы, которые пенсионер нарушил во время постройки гаража и долгих лет его использования

Верховный суд напомнил — гараж никогда за свою многолетнюю историю не признавался самовольной постройкой: ни когда строился, ни когда эксплуатировался, ни когда помешал чиновникам уже сейчас. Никаких других оснований для сноса в законе просто — нет. Райсуд сказал: нет доказательств, что гараж — объект недвижимости и на него есть право собственности. Ни одного доказательства, заметил Верховный суд, почему бокс — не объект недвижимости, суды не привели.

Так как гараж появился давно, до введения в действие Гражданского кодекса, то регистрация права собственности на бокс тогда была не обязательна. Но и отсутствие регистрации — не препятствие для признания гаража объектом недвижимости. «Временное» размещение не аргумент. Ни в каких документах не назван срок, до которого действует разрешение. И в установленном порядке этот срок не отменяли.

А еще местные суды забыли, что, решая спор, надо применять нормы права, действующие в то время. Ответил Верховный суд и на довод коллег, что разрешение давалось лишь инвалиду-фронтовику. Суд напомнил про совместный Пленум. По нему наследник вправе просить о переходе прав собственности. Право пользования участком — это имущественное право, оно переходит по наследству. Верховный суд распорядился пересмотреть «гаражное» дело заново с учетом его разъяснений.

Героем второго «гаражного» дела стал ветеран войны и инвалид Алексей Тыщенко. Он живет в Южном округе столицы и попросил признать за ним право собственности на свой кирпичный гараж. Таких как у него гаражей было 18 штук. И существовали они с 1980 года. Гаражи были капитальными, «Мосэнерго» еще в те годы в гаражное объединение поставило счетчик, и автолюбители платили за свет. Но Чертановский суд ветерану войны в оформлении права собственности отказал. Мосгорсуд согласился. А вот Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда изучила доводы ветерана и сказала, что прав он, а не судьи.

Исполком решение о строительстве гаражей вынес законно еще в 1973 году. Уже в наше время в 2003 году было заседание гаражной комиссии управы района , где рассматривалось заявление ветерана об оформлении участка земли под его гаражом. Ветерана уважили и разрешение дали. Префект подписал распоряжение о предоставлении пенсионеру земли в аренду под кирпичным гаражом. Но Чертановский суд, отказывая ветерану, заявил, что истец «не представил разрешительной документации, подтверждающей его право на создание либо занятие спорного объекта». А гараж , по мнению суда, точно попадает под определение самовольной постройки. И вновь Верховный суд напомнил коллегам о совместном пленуме, посвященном защите прав собственности. И подчеркнул, что отказывая ветерану, суды района и города не потрудились назвать нормы, которые пенсионер нарушил в то время, когда гараж строился в начале 70-х годов прошлого века и потом десятилетиями эксплуатировался. Право ветерана на предоставление участка и строительство на нем гаража никто никогда не оспаривал. И его права не отменяли. Суд еще раз подчеркнул — отсутствие бумажки с разрешением на строительство не может быть основанием для отказа в признании прав собственности.

И еще важный штрих — по Гражданскому кодексу (статья 234), если человек владел открыто любой вещью не будучи ее собственником пять лет, а недвижимостью — 15 лет, то он приобретает на ее право собственности. Это так называемая «приобретательная давность».В связи с этим Верховный суд подчеркивает — фронтовик владел гаражом 34 года. И все эти десятилетия местные чиновники не ставили вопрос о сносе якобы самовольной постройки. Допущенные судами ошибки Верховный суд назвал серьезными и велел полностью пересмотреть и это «гаражное» дело.

«Российская газета» — Федеральный выпуск №6741 (170)

Текст: Наталья Козлова

03.08.2015, 22:49