Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Новости

ыемида с папкамиДобросовестность не помеха: когда за пропавший залог ответит третье лицо

Автор: Алексей Малаховский (www. pravo.ru)

 

Должник банка продал заложенное имущество добросовестному покупателю. Кредитная организация, пытаясь вернуть его себе, дошла до Верховного Суда. ВС разъяснил, когда залог можно считать сохранившимся и подлежащим возврату, если залогодатель продал его без согласия банка. Эксперты Право.ru оценили решения Верховного суда.

В 2007 году Губкин С. заключил кредитный договор на приобретение автомобиля с новосибирским филиалом банка «Русский Банк Развитие» (переименован в 2009 году в «Открытие»). По условиям соглашения приобретенное авто передали в залог банку до момента полного исполнения обязательств, предусмотренных кредитным договором.

Начиная с января 2011 года, Губкин перестал вносить платежи по кредиту. Тогда банк в октябре 2013 года обратился в суд с требованием взыскать задолженность (дело № 2-620/2014 (2-4753/2013;) ~ М-3656/2013).Железнодорожный районный суд Новосибирска иск «Открытия» удовлетворил частично, снизив по ст. 333 ГК РФ размер штрафных санкций, начисленных на основной долг, за просроченные проценты. Кроме того, судьяЛина Кузьменко обратила взыскание на заложенное имущество – автомобиль, постановив выставить его на публичные торги. Но транспортное средство у гражданина Губкина приставы так и не обнаружили, выяснилось, что он продал его Горбачевой С. еще в ноябре 2010 года. Вместе с тем, на основании одного из пунктов кредитного договора, он не имел права этого делать без письменного согласия Банка, которое он не получал. В марте 2011 года новая владелица авто зарегистрировала его на свое имя, не зная о том, что автомобиль находится в залоге у Банка.

Узнав об этом, ОАО банк «Открытие» попросило Октябрьский районный суд Новосибирска (дело № 2-4149/2014 ~ М-3769/2014) обратить взыскание на автомобиль, который принадлежал теперь Горбачевой. СудьяМаргарита Сидорчук отказала в удовлетворении требований банка, сославшись на положения Федерального закона от 21 декабря 2013 года № 367-ФЗ, принятого в рамках реформы гражданского законодательства. Среди нововведений было добавлено такое основание для прекращения залога, как возмездное приобретение заложенного имущества лицом, которое не могло знать о том, что имущество является предметом залога (пп. 2 п.1 ст. 352 ГК РФ). Горбачеву суд признал добросовестным приобретателем и пояснил свой отказ банку тем, что в момент рассмотрения гражданского дела действовали изменения, принятые Федеральным законом № 367-ФЗ, соответственно залог спорного движимого имущества прекращен на основании пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ.

Представители банка обжаловали это решение, но судья Новосибирского областного суда Марина Савельеваоставила акт первой инстанции без изменений (дело № 33-344/2015 (33-11170/2014;), дополнительно сославшись на п. 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2011 года № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге», поясняющий, что нельзя обращать взыскания на заложенное движимое имущество, возмездно полученное от залогодателя добросовестным приобретателем.

В итоге представители банка оспорили решения Новосибирских судов в ВС. Верховный суд указал (дело № 67-КГ15-16), что ни на момент возникновения спорных правоотношений, ни на дату принятия постановления Пленума ВАС ст. 352 ГК РФ в действовавшей тогда редакции не содержала такого основания для прекращения залога, как возмездное приобретение имущества добросовестным покупателем.

А в соответствии со ст. 3 (п. 1,3) № 367-ФЗ положения ГК РФ (в редакции указанного ФЗ) применяются к тем правоотношениям, которые возникли после дня вступления в силу этого федерального закона, то есть с 1 июля 2014 года. Кроме того, в п. 1 ст. 4 ГК РФ указано, что «действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в тех случаях, когда это прямо предусмотрено законом».

Таким образом, по мнению ВС, новосибирские суды допустили существенные нарушения норм материального права, поэтому Верховный Суд в составе постановил отменить решение Новосибирского областного суда, отправив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. На настоящий момент повторное рассмотрение дела в апелляции еще не состоялось.

Мнение экспертов

Артем Сафонов, юрист «Некторов, Савельев и партнеры», полностью одобряет позицию ВС по данному делу: «Нижестоящими судами были грубо нарушены фундаментальные нормы гражданского права, а именно действие гражданского законодательства во времени. Суды первой и апелляционной инстанции применили к отношениям, возникшим в 2010 году, нормы ГК РФ в редакции 2013 года (действовавшие на момент рассмотрения спора), что полностью противоречит ст. 4 ГК РФ, согласно которой акты гражданского законодательства не имеют обратной силы».

С предыдущим спикером соглашается и Елена Мякишева, адвокат юридической группы «Яковлев и Партнеры»: «Позиция ВС РФ представляется обоснованной, так как она более соответствует буквальному толкованию норм о залоге, действовавших в редакции ГК РФ до 1 июля 2014 года. По общему правилу в такой ситуации добросовестны обе стороны: и залогодержатель, и приобретатель имущества. Поэтому на первый план выходит правовая определенность: ознакомившись с ГК РФ, лицо должно иметь возможность реально оценить правовые последствия своих действий. Прежняя редакция ГК РФ защищала залогодержателя, и он имел право рассчитывать на эту защиту. Приобретатель же должен был соответствующим образом учитывать свои риски».

Александр Ванеев, партнер «BGP Litigation», полагает, что с позицией Верховного Суда РФ можно согласиться только при условии принятия строго формального подхода: «На необходимость строгого следования этой формальной логике по вопросу залога Верховным Судом РФ уже было указано ранее в Обзоре судебной практики № 1 за 2015 год, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015. Однако там же сделана и оговорка: прежняя редакция ст. 352 ГК РФ должна применяться с учетом судебной практики. И по этому вопросу уже достаточно давно действует другое разъяснение – ВАС РФ (п. 25 Постановления Пленума от 17 февраля 2011 года № 10). В определении ВС РФ содержится заочная полемика с этим разъяснением ВАС РФ. В частности, говорится, что на тот момент действовала прежняя редакция пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ, согласной которой такого основания прекращения залога законодательством предусмотрено не было. Получается, что теперь ранее высказанная позиция ВАС РФ отвергнута на уровне Верховного Суда, что гипотетически может повлечь отмену судебных актов, принятых арбитражными судами на основании соответствующего разъяснения в тех случаях, когда применению подлежала прежняя редакция статьи 352 ГК РФ».

Фаррух Саримсоков, юрист «Щекин и партнеры», выражает сожаление по поводу неиспользования Верховным судом позиции ВАС по этому вопросу и считает, что ВС РФ «взял установленный КС РФ курс на недопустимость применения норм гражданского законодательства ретроспективно, который, в частности, просматривается в недавнем Постановлении от 15.02.2016 № 3-П. К сожалению, ВС РФ проигнорировал использованную нижестоящими судами правовую позицию ВАС РФ, содержащуюся в п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10, в котором указано, что, исходя из в том числе требований добросовестности, разумности и справедливости, на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя добросовестным лицом, не может быть обращено взыскание. По смыслу комментируемого определения ВС РФ по факту признал правовую позицию ВАС РФ ошибочной. Единственной защитой интересов покупателя заложенной вещи в случае ее изъятия остается лишь иск об убытках к продавцу, но если банк обращает взыскание на предмет залога, зачастую с такого продавца уже нечего взять».

На другое решение КС указывает Вадим Инсаров, юрист петербургской практики «Пепеляев Групп», считая спорным решение ВС и поддерживая позицию ВАС: «Практика коллегии по гражданским делам ВС РФ показывает, что применение судами общей юрисдикции ряда правовых подходов, выработанных в системе арбитражных судов (например, о квалификации предварительного договора, по которому произведена оплата, как договора купли-продажи будущей вещи) поддерживается данной коллегией, и судебная практика унифицируется. В пользу позиции ВАС о прекращении залога при приобретении заложенного имущества добросовестным приобретателем свидетельствует то, что она была воспринята законодателем и стала текстом Закона (прим. ред. – № 367-ФЗ). Следует учитывать и позицию КС РФ о ретроактивном действии норм, защищающих добросовестных участников гражданского оборота, изложенную им в постановлении от 27.10.2015 № 28-П. Неодинаковое применение норм права о защите добросовестного лица в отношении предпринимателей и обычных граждан ставит под сомнение конституционность предложенного коллегией по гражданским делам ВС РФ толкования».

Даже те эксперты, кто посчитал решение ВС спорным,
уверены, что апелляционная инстанция при повторном рассмотрении разрешит дело, основываясь на позиции ВС.